Ольга Кузьменкова
На уровень выше
На главную
Засудили!
В качестве эпиграфа: Все, что вы скажете, может
быть использовано против вас

шшшшшшИтак, долгожданный суд над Раскольниковым наконец-то состоялся. 9 марта 2005 года судья Овсянникова огласила приговор самому-страшному-убийце-маньяку-грабителю-Гитлеру-Сталину-Чикатилло-Бостонскому - душителю-и-все-это-вы-не-поверите-в-одном-флаконе: восемнадцать лет каторги (для сравнения: в книге Достоевский присудил Раскольникову восемь лет).
шшшшшшТут, вероятно, возникнут некоторые вопросы. Объясняю сразу: вот уже третий раз И.В.Шумилова проводит в своих классах сюжетно-ролевую игру "Суд над Раскольниковым". Около пятнадцати учеников разбирают себе роли (судья, адвокаты, прокуроры, обвиняемый, свидетели, следователь, криминалист, медэксперт и т.п.). Они пишут свои речи (или, если угодно, переписывают фрагмент романа от лица своего героя), и разыгрывают суд над Раскольниковым. Это действительно очень интересно и весело. Особенно, в таком классе, как наш 10 "А".
Речь каждого героя потенциально может изменить решение суда. Это в идеале. А на деле получилось так, что еще за две недели до процесса судья огласила свое решение: дать Раскольникову восемнадцать лет каторги. После четырехчасовых дебатов выяснилось, что на сибирскую речку студенту предстоит смотреть именно столько. Совпало ли решение присяжных или все действительно заранее было решено, я думаю, мы не узнаем. Остается надеяться на лучшее. Чего и делаем.
шшшшшшОдин оптимист в классе заметил, что не так важно решение, как сам процесс. Более, чем полная фраза.
Но вернемся в кабинет номер 20, на четыре часа превратившийся в зал заседания. Не буду пересказывать вам весь ход процесса, то есть "вошел этот, тот это сказал, все подрались и разошлись". Это будет неинтересно. Тем более, что и драки-то не было. И процесс этот не над нацболами и не над Ходорковским.
шшшшшшХочу сказать, что процесс действительно был скандальным. Но не потому что он был нечестным или что-то не так было с вынесением приговора, а потому что в зале были скандалисты. Например, Диссон, который играл роль следователя, на которого опирались прокуроры (да, они этого не скрывали после суда: "Диссон был криминологом, он за нас должен был быть" (именно криминологом)), вдруг встал на сторону студента-убийцы, чем "несколько" огорчил прокуроров. Не могло не огорчить их и то, что все свидетели были на стороне Раскольникова, и делали все, чтобы смягчить ему приговор. Вопрос: если это все так огорчало прокуроров, то почему присяжные не смягчили приговор и куда они вообще смотрели?!
шшшшшшОтвет кроется в рассказе о закулисной части судебного заседания.
шшшшшшСуд удалился на совещание. Пока в классе Ирина Валентиновна говорила о том, что роман никого не оставил равнодушным, и это и есть главная причина нашего собрания, за дверью решалась судьба студента Родиона Раскольникова.
шшшшшш- Ну что какие предложения? - поинтересовалась девушка.
шшшшшш- Предлагаю семнадцать лет.
шшшшшш- Почему?
шшшшшш- А я на семнадцатом этаже живу.
шшшшшшЗанавес.
шшшшшшСначала я даже старалась сохранять хотя бы подобие журналистской объективности. Где-то на втором часу я осмелела и перестала скрывать свои симпатии к Защите. На третьем часу даже случился маленький субъективный дебош.
шшшшшш Что такое дебош в данном случае? Это когда журналист местной газеты, страдающий избыточными амбициями, не влезающими на 4 полосы формата A3, начинает орать что-то не совсем внятное про судебно-правовые взаимоотношения, приправляя это громкими фразами, вроде: «ВЫ МОЖЕТЕ МЕНЯ ВЫВЕСТИ ИЗ ЗАЛА, НО Я СКАЖУ СВОЕ МНЕНИЕ!!!!! ДА, ВЫ ЕГО ВЫСЛУШАЕТЕ, НРАВИТСЯ ВАМ ОНО ИЛИ НЕТ!!!!!!!!». Результат. Я и сама не помню то, о чем я орала. Наверно, гораздо важнее то, что благодаря мне цирк стал реально Цирком (с большой буквы), с выступлением обезьян и дрессировщиков (в роли дрессировщика судья, которой только и оставалось, что проорать: «ТИШИНА В ЗАЛЕ!!!!ъ). Да, я плевала, давно плевала на журналистскую беспристрастность кому нужна эта объективность. Субъективный фактор и стиль ГОНЗО правят миром!
Но я отвлеклась. А пока я тут вам рассказывала про дебош, в зал возвратилась делегация самых беспристрастных людей в суде.
шшшшшшСудья зачитывает приговор. Ну да, восемнадцать лет.
Вспоминается цитата из книги: «Да, что поделаешь, я отпетый преступник. Черт, что же делать теперь». В Сибирь ехать! На каторгу!! Судья сказала, значит, так надо!!! =)

И, в качестве постскриптума. Говоря более или менее цензурным языком (что, в данном случае, сделать нелегко из-за негодования) меня несколько напрягает то, что некоторые личности перенесли судебные взаимоотношения в жизнь и распространяют в классе всякие "опасные теории". Наверно, юношеский максимализм. Если так, то остается добавить, что этот зверь не покидал наш класс в течении еще 4 дней (да и сейчас не особо, если честно). Спасибо за внимание.

Ольга Кузьменкова
Ака Мастер Гонзо